Боги подземного мира и судьбы 8 страница

4. Гидра (см. 34.3 и 60.h), убитая Гераклом, вероятно, олицетворяла коллегию отвечавших за воду жриц (см. 124.2–4), а миф о данаидах, очевидно, свидетельствует о двух попытках эллинов захватить святилище этих жриц, причем первая попытка явно провалилась. После второй и успешной попытки предводитель эллинов женился на старшей жрице, а остальных жриц раздавал в жены своим вождям. «Улица, которая теперь называется Афета», вероятно, была началом забега девушек, соревновавшихся за звание верховной жрицы, но здесь же проводились и соревнования мужчин за трон царя-жреца (см. 53.3 и 160.d). Линкей – это царский титул, существовавший также в Мессене (см. 74.1); он означал «рысий» и давался в честь этой дикой кошки, известной своим острым зрением.

5. «Эгипт» и «Данай», возможно, были древними титулами фиванских царей-соправителей, и поскольку погребение головы царя-жреца на подходе к городу было распространенным обычаем, призванным, как считалось, защитить город от нашествия врагов (см. 146.2), головы сыновей Эгипта, погребенные в Лерне, вероятно, принадлежали последовательно правившим царям-жрецам. Египтян называли меламподами («черноногие»), поскольку в посевную они вынуждены были месить ногами черную нильскую грязь.

6. Более позднее, моногамное общество представляло данаид с дырявыми горшками, обреченными на вечную муку за мужеубийство. Однако изображение, на основе которого возник этот рассказ, запечатлело жриц за обязательным колдовством, когда они опрыскивали землю водой, чтобы вызвать ливень с помощью симпатической магии (см. 68.1). Похоже, что решето или дырявый горшок оставались отличительными признаками колдуний даже много веков спустя, после исчезновения жриц-данаид. Филострат пишет, что «порою к овчарам, а то и к волопасам приходит бабка с решетом, обещая вылечить волхованием заболевшую скотину» (Жизнь Аполлония Тианского VI.11).

7. Огни, зажженные Гипермнестрой и Линкеем, – это, возможно, огни, которые аргивяне зажигали во время праздника весны в честь победы солнца. Не исключено, что в Аргосе царя-жреца умерщвляли, вонзая ему в сердце длинную иглу – надо сказать, относительно легкая смерть.

8. Фесмофории («обязательные жертвоприношения») представляли собой земледельческие оргии, которые праздновались в Афинах (см. 482.b) и во время которых отрезанные гениталии царя-жреца или его заместителя носили в корзине. В более поздние времена в корзине несли фаллообразные хлебы или живых змей. Аполлон Ликийский может означать «Аполлон светоносный», а не «Волчий Аполлон», однако оба смысла пересекаются, поскольку у волков есть привычка выть на луну.

Ламия

У Бела была прекрасная дочь Ламия, которая правила Ливией и которую Зевс в благодарность за расположение к нему наградил редкостным даром вынимать и вставлять свои глаза, как только она этого пожелает. Она родила ему нескольких детей, однако все они, кроме Скиллы, были из ревности погублены Герой. В отместку Ламия убивала чужих детей и проявляла при этом такую жестокость, что со временем ее лицо превратилось в кошмарную личину.

b. Позднее она присоединилась к эмпусам, совращала юношей и выпивала их кровь, пока они спали1.

1Диодор Сицилийский XX.41; Суда под словом Lamia; Плутарх. О любопытстве 2; Схолии к «Миру» Аристофана 757; Страбон I.11.8; Евстафий. Комментарий к Гомеру с. 1714; Аристотель. Этика VII.5.

* * *

1. Ламия – это ливийская Нейт, богиня любви и битвы, которую так же называли Анат и Афина (см. 8.1; 25.2 и 61.1). Ее культ искоренили ахейцы. Как и аркадской Алфито, ею в конце концов стали пугать детей (см. 52.7). Ее имя Ламия, вероятно, сродни слову lamyros («прожорливый»), происходящему от слова laimos («глотка»), но в смысле «похотливая», а ее ужасающее лицо – это отпугивающая маска Горгоны, которую ее жрицы носили во время мистерий (см. 33.3), включавших убиение младенца. Вынимающиеся глаза Ламии, возможно, появились из-за изображения этой богини, на котором она предлагает герою глаз как символ мистического видения (см. 73.6). Эмпусы были ночными кошмарами (55.1).

Леда

Некоторые говорят, что, когда Зевс влюбился в Немесиду, она спряталась от него в воде, превратившись в рыбу. Тогда Зевс превратился в бобра и стал гоняться за ней по воде. Немесида выпрыгнула на берег и стала превращаться то в одного зверя, то в другого, но Зевс все равно преследовал ее по пятам, все время принимая облик более лютого или быстроногого зверя. Наконец, она взлетела, превратившись в дикую гусыню, а он стал лебедем, настиг и потоптал ее в Рамнунте, что в Аттике. Смирившись со своей участью, Немесида сбросила перья и пришла в Спарту, где Леда, жена царя Тиндарея, нашла со временем гиацинтового цвета яйцо, лежавшее в болоте. Она принесла находку домой и спрятала в сундук. Из этого яйца, когда пришел срок, родилась Елена Троянская1. Однако некоторые утверждают, что это яйцо упало с луны, как и то, что в стародавние времена свалилось в реку Евфрат, а потом было вынесено рыбами на берег, высижено голубями, и из него родилась сирийская богиня любви2.

b. Третьи утверждают, что Зевс, обернувшись лебедем, преследуемым орлом, нашел убежище на груди Немесиды, а затем овладел ею. По прошествии положенного времени она снесла яйцо, которое Гермес швырнул между широко расставленных ног Леды, когда та сидела на скамье. Так Леда родила Елену, а Зевс поместил изображения Лебедя и Орла на небесах, чтобы таким образом увековечить свою уловку3.

c. Однако чаще всего рассказывают, будто Зевс в образе лебедя возлюбил саму Леду на берегу реки Эврот и что потом она снесла яйцо, из которого вылупились Елена, Кастор и Полидевк, а впоследствии Леда была обожествлена под именем Немесиды4. В ту же ночь муж Леды Тиндарей тоже возлег с ней, и хотя одни говорят, что все трое детей Леды были от Зевса, включая и Клитемнестру, которая вместе с Еленой вылупилась из второго яйца, другие считают, что только Елена была дочерью Зевса, а Кастор и Полидевк были сыновьями Тиндарея5. Есть и такие, кто утверждают, что Кастор и Клитемнестра – дети Тиндарея, а Елена и Полидевк – дети Зевса6.

1Гомер. Киприя. Цит. по: Атеней с. 334; Аполлодор III.10.7; Сапфо. Фр. 105; Павсаний I.33.7.

2Атеней 57 и сл.; Плутарх. Застольные вопросы ІІ.3.3; Гигин. Мифы 197.

3Гигин. Поэтическая астрономия ІІ.8.

4Лактанций I.21; Гигин. Мифы 77.

5Гомер. Одиссея XІ.299 и сл.; Илиада ІІІ.426; Еврипид. Елена 254, 1497 и 1680.

6Пиндар. Немейские оды X.80; Аполлодор III.10.6–7.

* * *

1. Немесида была луной-богиней в ипостаси нимфы (см. 32.2), и в древнейшем мифе, созданном на основе сюжета любовной погони, она преследовала царя-жреца, который претерпевал сезонные перевоплощения, превращаясь в зайца, рыбу, пчелу, мышь – или же так: в зайца, рыбу, птицу и пшеничное зерно, – и в конечном счете она пожирала его. С победой патриархальной системы преследуемый и преследователь поменялись местами: теперь богиня бежала от Зевса, как в английской балладе о Смите-Черном Угле (см. 89.2). Богиня превращалась в выдру или бобриху, чтобы преследовать рыбу, и имя Кастор («бобр») – есть не что иное, как отголосок этого мифа, тогда как имя Полидевк («приторное вино») свидетельствует о характере празднеств, во время которых совершалась эта погоня.

2. Lada считается ликийским, т.е. критским словом, означением «женщина», и Леда была богиней Латоной, Лето или Лат, которая родила Аполлона и Артемиду в Делосе (см. 14.2). Гиацинтовый цвет яйца напоминает кроваво-красное яйцо друидских пасхалий, называвшееся glain, которое друиды каждый год искали на берегу. В кельтских мифах это яйцо откладывала богиня в образе морского змея. Рассказ о том, как яйцо было брошено между ног Леды, возможно, возник на основе изображения, на котором богиня сидела в кресле для родов, и из ее чрева уже виднелась голова Аполлона.

3. Елена и Гелле, или Селена, – это местные варианты луны-богини (см. 43.10; 70.8 и 159.1), тождественность которой сирийской богине подчеркивал Гигин. Однако Гигин путает: у него якобы сама богиня снесла мировое яйцо, совокупившись со змеем Офионом, который высидел это яйцо на водах, приняв образ голубки. Богиня же возникла из бездны (см. 1.a). Елене были посвящены два храма около Спарты: один – в Терапнах, построенный на месте микенского поселения, а второй – в Дендре, связанный с культом деревьев, как и ее святилище на Родосе (см. 88.10). Поллукс (X.191) упоминает о спартанском празднике, называемом Геленефория. Во время этого праздника в специальной корзине, называемой helene, несли безымянные предметы. На сохранившихся рельефах такую корзину несет сама Елена в сопровождении диоскуров. Безымянными предметами скорее всего были фаллические символы, а Елена – оргиастической богиней.

4. Зевс обманул богиню пелопоннесского культа лебедя Немесиду и воспользовался ее жалостью точно так же, как обманул богиню критского культа кукушки Геру (см. 12.a). Возможно, эти мифы указывают на приход в критские или пеласгийские города эллинских воинов, которые для начала почитали Великую богиню и снабжали ее жриц послушными консортами, но в конце концов лишили ее прежнего главенства.

Иксион

Иксион, сын лапифского царя Флегия, согласился взять в жены Дию, дочь Деионея, пообещав за нее богатый выкуп и пригласив Деионея на пир. Однако сам приказал вырыть яму перед дворцом и развести в ней большой костер, так что ничего не подозревавший Деионей упал в нее и заживо сгорел.

b. Хотя боги признали этот поступок отвратительным и отказались очистить Иксиона, верховный бог Зевс, который, влюбляясь, вел себя так же недостойно, не только дал ему очиститься, но и пригласил его откушать за своим столом.

c. Однако Иксион оказался неблагодарным и задумал соблазнить Геру, которая, как он считал, будет рада возможности отомстить Зевсу за его многочисленные измены. Зевс, разгадав намерения Иксиона, придал облаку образ Геры, и уже подвыпивший Иксион, не заметив обмана, предался любовным утехам с псевдо-Герой. Неожиданно нагрянувший Зевс приказал Гермесу безжалостно сечь вероломца, пока тот не произнесет слова: «Благодетель заслуживает уважения», после чего привязать его к огненному колесу, которое будет безостановочно катиться по небу.

d. Ложная Гера, которую затем назвали Нефела, родила Иксиону отверженного всеми Кентавра, про которого говорят, что, когда он возмужал, магнесийские кобылы произвели от него несколько кентавров, из которых самым знаменитым был ученый Хирон1.

1Схолии к Аполлонию Родосскому III.62; Гигин. Мифы 33 и 62; Пиндар. Пифийские оды II.33–89 и схолии; Лукиан. Разговоры богов 6; Схолии к «Финикиянкам» Еврипида 1185.

* * *

1. Луна-богиня культа дуба была известна под именем Дия («небесная»), и поскольку это был титул додонской богини культа дуба (см. 51.1), то, следовательно, она была женой Зевса – Герой. Придерживавшиеся старины цари называли себя Зевсами (см. 43.2; 45.2; 68.1 и 156.4) и вступали в брак с Дией Дождливо-тучной, что не могло не вызывать гнев олимпийских жрецов, которые неверно истолковывали ритуальное изображение распятого лапифского царя как наказание за нечестивость и придумали притчу об облаке. На одном этрусском зеркале Иксион изображен распятым на огненном колесе, а у ног его лежит трут. Во всех других случаях он изображен связанным «пятью концами» (Филострат. Жизнь Аполлония Тианского VII.12). Таким же способом ирландский герой Ку Рои связывает Кухулина – тело его выгнуто дугой, а лодыжки, запястья и шея связаны вместе, как у Осириса в «Книге мертвых». Это напоминает обычай пускания с горок горящих колес на европейских праздниках летнего солнцеворота. Смысл этого обычая заключается в том, что солнце, достигнув своей наивысшей точки, теперь вплоть до зимнего солнцестояния должно опускаться на небе все ниже и ниже.

2. Древнейшее греческое изображение кентавров – двое мужчин, чьи тела на уровне пояса переходят в лошадиные – было обнаружено на гемме микенской эпохи, найденной в аргосском храме Геры. Кентавры были изображены танцующими лицом друг к другу. Аналогичная пара имеется на критской бусине-печати, но поскольку на Крите не было собственного культа лошади, этот мотив был завезен на остров с материковой Греции. В архаическом искусстве сатиры также изображались верхом на игрушечных лошадях, и лишь позднее их стали изображать как козлов. Кентавр мог быть героем-прорицателем со змеиным хвостом, поэтому повествование о нем могло быть связано с рассказом о том, как Борей совокуплялся с кобылами (см. 48.e).

Эндимион

Эндимион был прекрасным сыном Зевса и нимфы Калики. По роду он был эолийцем, по происхождению карийцем и сверг царя Элиды Климена. Его жена, которую называют и Ифианасса, и Гипериппа, и Хромия, и Неида, родила ему четырех сыновей, а безумно влюбленная в него Селена родила ему пятьдесят дочерей1.

b. Однажды тихой ночью, когда Эндимион спал в пещере на Карийской горе Латмос, Селена впервые увидела его. Она легла рядом с ним и нежно поцеловала его в закрытые глаза. Некоторые говорят, что после этого он вернулся в пещеру еще раз и опять забылся безмятежным сном. Сон этот, от которого он уже никогда не пробудился, либо одолел его по его же желанию (поскольку он боялся приближающейся старости), либо потому, что Зевс стал подозревать его в связи с Герой, либо потому, что Селена сочла его слишком плодовитым и предпочла нежно целовать во сне. Как бы там ни было, он больше не старел и со щек его так и не сходил юношеский румянец. Однако некоторые говорят, что он лежит погребенным в Олимпии, где четверо его сыновей соревновались в беге, чтобы занять освободившийся трон, и что победил сын его Эпей2.

c. Один из побежденных сыновей, Этол, потом участвовал в гонках колесниц во время погребальных игр, посвященных Азану, сыну Аркада. Это были первые игры такого рода, состоявшиеся в Греции. Из-за того, что зрители нечаянно оказались на дороге, колесница Этола наехала на Аписа, сына Форонея, смертельно ранив его. Присутствовавший при этом Салмоней изгнал Этола на другой берег Коринфского залива, где тот убил Дора и его братьев и завоевал землю, которая теперь в его честь называется Этолия3.

1Аполлодор I.7.5–6; Павсаний V.8.1 и I.2.

2Аполлодор I.7.6; Схолии к «Идиллиям» Феокрита III.49; Цицерон. Тускуланские беседы 1.38; Павсаний V.1.3.

3Павсаний VIII.4.2–3 и V.1.6; Аполлодор I.7.6; Страбон VIII.3.33.

* * *

1. Этот миф рассказывает о том, как один из эолийских вождей вторгся в Элиду и воспользовался результатами своего брака с представительницей пеласгийской лунной богини Геры – старшей из пятидесяти жриц культа воды, поскольку имена жен Эндимиона – это эпитеты луны (см. 60.3). Когда его правление завершилось, он был, как положено, принесен в жертву и, как герой, получил святилище в Олимпии.

2. Этол, как и Пелоп, должен был проехать на колеснице вокруг Олимпийского стадиона, имитируя путь солнца (см. 69.1). Сюжет с нечаянным убийством Аписа, вероятно, возник на основе картины, изображавшей ежегодное крушение колесницы, в котором погибал человек, заменявший царя (см. 71.1 и 109.4). Однако соревнование в беге, выигранное Эпеем, является более древним событием (см. 53.3). Существование святилища Эндимиона на горе Латмос в Карии говорит о том, что здесь была эолийская колония выходцев из Элиды. Ритуальный брак Эндимиона с Герой, так же, как и брак Иксиона, вероятно, считался оскорбительным с точки зрения жрецов Зевса (см. 63.1).

3. Апис – существительное, происшедшее от слова apios. У Гомера это прилагательное означало «далекий».

Пигмалион и Галатея

Пигмалион, сын Бела, влюбился в Афродиту, и поскольку она никогда бы не разделила с ним ложе, он создал ее статую из слоновой кости, положил ее с собой в постель и стал молить богиню, чтобы она сжалилась над ним. Войдя в статую, Афродита оживила ее под именем Галатеи, которая и родила ему Пафоса и Метарму. Преемник Пигмалиона Пафос был отцом Кинира, который основал кипрский город Пафос и построил в нем знаменитый храм Афродиты1.

1Аполлодор III.14.3; Овидий. Метаморфозы X.243 и сл.; Арнобий. Против язычников VI.22.

* * *

1. Пигмалион, женившийся на жрице Афродиты в Пафосе, вероятно, держал в постели белое культовое изваяние Афродиты (ср. 1 Цар. 19, 13) для того, чтобы сохранить за собой кипрский трон. Если Пигмалиону действительно наследовал сын, которого родила ему жрица, то он оказался бы первым царем, утвердившим среди киприотов патрилинейную систему наследования. Однако более вероятно, что он, как и его внук Кинир (см. 18.5), отказался вернуть изваяние богини в конце своего восьмилетнего царствования и продлил его, вступив в брак с другой жрицей Афродиты, по сути, со своей дочерью, которую звали Метарма («изменение»), что символизировало смену правителя на троне, поскольку именно она наследовала трон.

Эак

Речной бог Асоп, которого некоторые считают сыном Океана и Тефии (хотя есть и такие, кто говорит, что он – сын Посейдона и Перо или Зевса и Эвриномы), женился на Метопе, дочери реки Ладон, и от нее родилось у него двое сыновей и двенадцать (а кто говорит двадцать) дочерей1.

b. Несколько его дочерей в разное время похитили Зевс, Посейдон и Аполлон, но когда исчезла его младшая дочь Эгина, сестра-близнец Фивы – одной из жертв Зевса, Асоп отправился на ее поиски. В Коринфе он узнал, что и на этот раз похитителем оказался Зевс и, пылая жаждой мести, нашел его в лесу обнимающим Эгину. Зевс, будучи невооруженным, постыдно скрылся в зарослях, где, никем не замеченный, превратился в камень и пролежал так, пока Асоп не прошел мимо. И лишь пробравшись на Олимп и почувствовав себя в безопасности, Зевс стал метать в Асопа перуны. Речной бог Асоп все еще еле течет от полученных им ран, а с его дна до сих пор часто достают куски угля2.

c. Расправившись так с отцом Эгины, Зевс тайно переправил ее на остров, который тогда назывался не то Энона, не то Энопия, где и разделил с ней ложе в образе орла или пламени, а над их ложем кружили эроты, ведавшие дарами любви3. По прошествии некоторого времени Гера обнаружила, что Эгина родила Зевсу сына по имена Эак, и в приступе ярости решила истребить всех обитателей Эноны, где в это время Эак был царем. В один из ручьев она пустила змея, который осквернил воду, отложил тысячи яиц, и вскоре все поля, ручьи и реки стали кишеть змеями. Густая тьма и сонная жара окутали остров, который Эак переименовал в Эгину, а пагубный южный ветер дул над островом четыре месяца, не переставая. Нивы и пастбища высохли, и пришел голод. Но невыносимей всего для островитян была жажда, и, когда их вино иссякло, они стали ползти к ближайшим источникам и умирали там, испив отравленной воды.

d. Тщетно они взывали к Зевсу: и истощенные просители, и их жертвенные животные падали замертво перед его алтарем до тех пор, пока в живых не осталось почти ни одного теплокровного существа4.

e. Однажды в ответ на молитвы Эака раздался гром и блеснула молния. Воодушевленный этим благоприятным предзнаменованием, Эак стал умолять Зевса заполнить народом опустевшую землю и дать ему столько же подданных, сколько муравьев ползло по стоявшему поблизости дубу. Это дерево, выросшее из додонского желудя, было священным дубом Зевса. От молитвы Эака оно задрожало, ветви его зашелестели, хотя в воздухе даже не чувствовалось дуновения ветерка. Хотя Эак и испугался, но не убежал, а стал целовать ствол и землю под дубом. В ту же ночь во сне он увидел муравьиный дождь, падавший на землю со священного дуба, и, как только муравьи ударялись о землю, они тут же превращались в людей. Когда он проснулся, то решил сразу же избавиться от этого наваждения, но его сын Теламон стал просить его выйти из дома, чтобы посмотреть на приближающуюся толпу людей, и когда Эак вышел, то признал в них людей, виденных во сне. Змеиная напасть кончилась, и пошел сильный дождь.

f. Эак, поблагодарив Зевса, поделил опустевший город и земли среди пришельцев, которых он назвал мирмидоны, то есть муравьями. Их потомки до сих пор выказывают муравьиную бережливость, терпение и упорство. Позднее эти мирмидонцы последовали за Пелеем в изгнание из Эгины и сражались бок о бок с Ахиллом и Патроклом у Трои5.

g. Однако некоторые утверждают, что союзники Ахилла – мирмидонцы получили свое имя в честь царя Мирмидона, дочь которого Эвримедузу в образе муравья соблазнил Зевс, и что именно поэтому муравьи считаются священными в Фессалии. Другие говорят, что нимфа по имени Мирмекс, узнав, что ее подруга Афина изобрела соху, стала хвастаться, будто это ее изобретение, за что и была превращена в муравья6.

h. Эак, женившийся на Эндеиде из Мегары, завоевал всеобщую любовь за свое благочестие и был окружен таким почетом, что мужи считали за радость лицезреть его. Все благороднейшие герои Спарты и Афин наперебой утверждали, что сражались на его стороне, хотя он сделал Эгину самым неприступным островом Эгейского моря, окружив ее подводными скалами и опаснейшими рифами, чтобы обезопасить себя от пиратов7. Когда вся Греция страдала от засухи, возникшей из-за того, что Пелоп убил аркадского царя Стимфала или, как считают некоторые, из-за того, что афиняне убили Андрогея, дельфийский оракул посоветовал грекам: «Просите Эака молить о вашем избавлении!» После этого каждый город отправил своего посланца к Эаку, который взошел на гору Панеллений – самую высокую вершину на острове, облаченный в одеяния жреца Зевса. Там он принес жертву богам и стал молить их о прекращении засухи. В ответ на его молитву раздался сильный удар грома, тучи заволокли небо и сильный дождь обрушился на землю Греции. Затем он устроил святилище Зевса на Панеллении, и с тех пор каждый раз, когда вершину горы закрывали тучи, это служило верным признаком дождя8.

і. Аполлон и Посейдон взяли Эака с собой, когда строили стены Трои, зная, что если смертный не присоединится к ним, то город окажется неприступным, а его жители смогут не подчиниться богам. Не успели они закончить работу, как три сероглазых змея тут же попытались взобраться на стены города. Два змея выбрали часть стены, построенную богами, но рухнули с нее и разбились насмерть. Третий с рыком бросился на ту часть стены, которую сложил Эак и проломил ее. После этого Аполлон предсказал, что Троя падет не однажды и что среди тех, кто захватит ее, будут сыновья Эака в первом и четвертом поколениях, и это пророчество сбылось в лице Теламона и Аякса9.

j. Эак, Минос и Радамант были тремя сыновьями Зевса, которых он решил спасти от бремени старости. Однако богини судьбы воспротивились этому, и Зевс, милостиво согласившись с их запретом, дал другим Олимпийцам хороший пример для подражания10.

k. Когда Эак умер, он стал одним из трех судей в Аиде, где издал законы для теней, и его даже приглашали решать споры, возникающие между богами. Некоторые добавляют, что он также хранил ключи от Аида, взимал с усопших дань и проверял, чтобы количество душ, отправляемых Гермесом в преисподнюю, совпадало с количеством, указанным Атропос11.

1Аполлодор III.12.6; Диодор Сицилийский IV.72.

2Диодор Сицилийский. Там же; Пиндар. Истмийские оды VIII.17 и сл.; Каллимах. Гимн к Делосу 78; Аполлодор. Цит. соч.; Лактанций. Схолии к «Фиваиде» Стация VII.215.

3Аполлодор III.12.6; Пиндар. Цит. соч.; Пиндар. Немейские оды VIII.6; Овидий. Метаморфозы VI.113.

4Гигин. Мифы 52; Овидий. Метаморфозы VII.520 и сл.

5Овидий. Метаморфозы VII.614 и сл.; Гигин. Цит. соч.; Аполлодор. Цит. соч.; Павсаний ІІ.29.2; Страбон VIII.6.16 и IX.5.9.

6Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия ІІ.7 и IV.402; Климент Александрийский. Послание язычникам II.39.6.

7Аполлодор III.12.6; Пиндар. Немейские оды VIII.8 и сл.; Павсаний ІІ.29.5.

8Диодор Сицилийский IV.61.1; Климент Александрийский. Строматы VI.3.28; Павсаний ІІ.30.4.

9Пиндар. Олимпийские оды VIII.30 и сл. и схолии.

10Овидий. Метаморфозы IX.35 и сл.

11Там же XIII.25; Пиндар. Истмийские оды VIII.22 и сл.; Аполлодор III.12.6; Лукиан. Разговоры в царстве мертвых XX.1, Харон 2.

* * *

1. Дочери Асопа, похищенные Аполлоном и Посейдоном, вероятно, входили в коллегию жриц луны-богини в долине реки Асоп на северо-востоке Пелопоннеса, плодородные земли по берегам которой захватили эолийцы. Похищение Эгины, возможно, свидетельствует о последующем завоевании ахейцами Флиунта – города в верховьях Асопа, а также о том, как соседние племена безуспешно обращались за военной помощью к Коринфу.

2. Миф об Эаке касается завоевания Эгины фтиотийскими мирмидонцами, племенным тотемом которых был муравей. Первоначально остров скорее всего принадлежал отправляющим козий культ пеласгам, и их враждебное отношение к пришельцам запечатлелось в отравлении ручьев Герой. Согласно Страбону (который всегда искал разумное объяснение мифа, но ему явно не хватало проницательности), почва Эгины каменистая, и эгинеты называли себя мирмидонцами потому, что они, как муравьи, сначала должны были убрать камни, а уже потом обрабатывать свои поля, и еще потому, что они жили в ямах (Страбон VIII.6.16). Однако фессалийская легенда о Мирмексе – это незамысловатый миф, объясняющий происхождение этого племени: фтиотийские мирмидонцы считали себя автохтонами, как муравьев, и выказывали такую верность законам своей жрицы, Муравьиной царицы, что представитель поклонявшихся Зевсу эллинов, вступавший с ней в брак, сам становился почетным муравьем. Если же Мирмекс – это эпитет матери-богини северной Греции, то она могла утверждать, что изобрела соху, поскольку земледелие туда принесли переселенцы из Малой Азии еще до того, как эллины достигли Афин.

3. Со временем фтиотийские колонисты Эгины объединили свои мифы с мифами ахейцев, пришедших из Флия, что на реке Асоп, и поскольку флиунтцы сохранили свою приверженность дубу-оракулу в Додоне (см. 51.a), муравьи изображены в мифе падающими с дерева, а не возникающими из земли.

4. В первоначальном мифе Эак, вероятно, вызвал ливень не путем обращения молитвы к Зевсу, а с помощью магии, к которой обращался Салмоней (см. 68.1). Установление им законов в Аиде предполагает, что свод законов, выработанный в Эгине, был принят и в других областях Греции. Скорее всего он регулировал коммерческие, а не уголовные дела, поскольку в классическую эпоху в качестве стандартной меры драгоценных металлов был повсеместно принят эгинский талант, имевший критское происхождение и делившийся на сто равных частей.

Сисиф

Сисиф, сын Эола, женился на дочери Атланта Меропе, которая была одной из плеяд и родила ему Главка, Орнитиона и Синона. В коринфском Истме ему принадлежало прекрасное стадо коров1.

b. Рядом с ним жил Автолик, сын Хионы. Его брат-близнец Филаммон был зачат Аполлоном, хотя сам Автолик считал своим отцом Гермеса2.

c. К этому времени Автолик стал уже непревзойденным похитителем скота, поскольку Гермес научил его искусству менять облик украденных им животных – из рогатых он мог делать комолых, из черных – белых, и наоборот. Поэтому, хотя Сисиф и замечал, что его стадо постоянно редеет, а стадо Автолика увеличивается, он поначалу не мог уличить своего соседа в краже. Но однажды он вырезал на нижней стороне копыт животных монограмму SS или, как утверждают некоторые, слова «украдено Автоликом». Той же ночью Автолик, как обычно, отправился на кражу скота, а утром отпечатки на дороге явились для Сисифа достаточным доказательством, чтобы созвать соседей в качестве свидетелей свершившейся кражи. Вместе они отправились в загоны Автолика и там по меткам на копытах Сисиф признал свой скот. Оставив свидетелей разбираться с вором, он поспешил в его дом, вошел через парадный вход и, пока на дворе гудела ссора, разделил ложе с дочерью Автолика Антиклеей, которая была замужем за аргивянином Лаэртом. От Сисифа у нее родился Одиссей, причем то, как он был зачат, вполне объясняет его всегдашнее хитроумие3.

d. Сисиф основал Эфиру, которую впоследствии стали называть Коринфом, и населил ее людьми, возникшими из грибов, если, конечно, неправы те, кто утверждает, что Медея вручила ему царство в качестве подарка. Современники считали его самым отъявленнным мошенником на земле, соглашаясь при этом, что он способствовал развитию коринфской торговли и мореплавания4.

e. Когда после смерти Эола Салмоней захватил фессалийский трон, Сисиф, которому этот трон принадлежал по праву, обратился к дельфийскому оракулу и получил ответ: «Твои дети, рожденные от племянницы, отомстят за тебя!» Тогда он соблазнил дочь Салмонея Тиро, которая, узнав, что им двигала не любовь к ней, а ненависть к ее отцу, убила двух сыновей, которых родила от Сисифа. Тогда он отправился на рыночную площадь Лариссы [?, выставил тела убиенных, ложно обвинил Салмонея в инцесте и убийстве] и добился его изгнания из Фессалии5.

f. После того как Зевс похитил Эгину, ее отец, речной бог Асоп, отправился на поиски и пришел в Коринф. Сисиф прекрасно знал, что случилось с Эгиной, но молчал до тех пор, пока Асоп не взялся обеспечить цитадель Коринфа непересыхающим ключом. Асоп, как обещал, сотворил источник Пирену за храмом Афродиты, где теперь стоят изваяния самой богини солнца во всеоружии, а также Эрота-Лучника. Лишь после этого Сисиф рассказал ему все, что знал6.


8004366220642608.html
8004406036406878.html

8004366220642608.html
8004406036406878.html
    PR.RU™